пятница, 14 октября 2011 г.

О СТРАШНОМ И ТРАГИЧНОМ

  
О СТРАШНОМ И ТРАГИЧНОМ
Слова Христа на кресте «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лук. 23:34) эхом отзываются через всю историю религии и свидетельствуют о ее величайшей трагедии– она убивает Бога, делая это во Имя Его. С тех пор и до ныне величайшие религиозные злодеяния совершались по тем же мотивам: во Имя Бога!
В этой части книги пришло время сказать о скорби, о великой скорби Бога, распятого Своими почитателями и «защитниками» на Голгофском кресте. Его чувства переданы только одним из Евангелистов, но мне кажется, эти чувства так необходимо увидеть и прочувствовать всем нам, людям «прозревшим» к религии, (т.е. увидевшим  больше того, чем нам было положено), чтобы не скатиться к гневу, мятежу, расколам и братоубийственной ненависти.
Религия приносит своим последователям столько боли, что становится удивительно просто – скатится в цинизм и неверие одного из распятых рядом со Христом разбойников, и требуется больших усилий и мужества – не только разделить позицию второго казненного разбойника, но и увидеть себя в нем.
Вели с Ним на смерть и двух злодеев. И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону. Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают. И делили одежды Его, бросая жребий. И стоял народ и смотрел. Насмехались же вместе с ними и начальники, говоря: других спасал; пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий. Также и воины ругались над Ним, подходя и поднося Ему уксус и говоря: если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого. И была над Ним надпись, написанная словами греческими, римскими и еврейскими: Сей есть Царь Иудейский. Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас. Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? и мы [осуждены] справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал. И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю (Лук.23:32-43).

В этой истории много прекрасного несмотря на всю ее боль и трагичность. На мой взгляд, ее подлинное чудо – в признании своей вины человеком обреченным на смерть. Похожая история рассказана в основанном на книге католической монахини, сестры Хелен Преджан художественном фильме «Мертвец идет». Мэтью Понселет – прообраз Элмо-Патрика Сонье из бесед Сестры Хелен Преджан – жестокий и циничный убийца, приговорён к смертной казни, которого Сестра Хелен пытается безуспешно спасти от неизбежно надвигающейся смертной казни. Когда апелляция отменена, Хелен провожает его до места казни, где в последние минуты жизни Мэтью сознается в содеянном и раскаивается. Точно также как и в истории рассказанной евангелистом Лукой его признание ничего не меняло в его земной жизни, но он его сделал. Наступает момент, когда преступник больше не ожидает помилования и принимает свою смерть, как справедливое воздаяние; теперь его больше волнует вопрос прощения его вины теми людьми, кому своим преступлением он причинил боль и страдания.
Также и раскаявшийся разбойник не требовал от Христа, сошествия со креста и не надеялся на то, что Он поможет ему избежать справедливое наказание. Будучи разбойником, он знал, что получил по заслугам, в то время как Христос был распят безвинно, также об этом знал и его подельник, и все же разница между их знанием была колоссальной. Знание одного было циничным и жестоким, он давно перестал верить в добро и на добро больше не надеялся. Подобный типаж ненавидит весь мир и самого себя, ничего ни от кого не ждет и никому уже больше не верит. И все же во всем этом, в своем призрении к миру и Богу, он зрит себя лучшим и более достойным. Второй разбойник, в преддверии смерти переживает обращение, но происходит это только потому, что внутренне он еще был способен к тому, чтобы видеть свою вину и свои злодеяния, а не только всего мира обращенного в этот миг против него.
Можно много говорить о триумфе Христа на кресте, но сейчас меня, пожалуй, сильнее всего впечатляет именно Его способность видеть трагедию за злодеянием. Если в процессе Его земной жизни и можно было отметить гнев, обращенный против слепоты и глухоты религии, то теперь в момент агонии и величайшей боли, которую она Ему принесла, мы видим какую скорбь и сожалении Он переживает в отношении распявших Его людей: «прости им, ибо не знают, что делают».
Кто из нас, осуждающих религию за ее злодеяния, способен на это? И какова будет моя роль в этой истории? Я – определенно не Христос, безвинно распятый и поруганный религией. Но тогда может быть я – разбойник распятый рядом с ним?
Здесь мне придется сделать отступление, чтобы предотвратить гнев искушенных библейских исследователей столь вольным толкованием этой истории. Я прекрасно понимаю, что между распятыми за криминальные преступления разбойниками, и нами, замученными религией «праведниками» нет ничего общего. Или же, все-таки, что-то есть?
Сегодня стало модным костить религию, ее ругают все, но ругают ее, как правило, с позиции первого разбойника, а его позиция не намного лучше позиции тех, кого он осуждает. По сути, бог религии, это тот же бог, что и бог первого разбойника – тот же самый бог, только с другого конца. Это бог не любви, а бог суда и ненависти. Сегодня стало модным требовать Божьего Суда, Дня Господня, но мы забываем о том, что сказал в отношении этого дня пророк: «Горе желающим дня Господня! для чего вам этот день Господень? он тьма, а не свет,… Разве день Господень не мрак, а свет? он тьма, и нет в нем сияния» (Ам.5:18,20). Призывая распятого Бога сойти со креста и навести «порядок», мы забываем о том, что суду подвергнемся и мы сами. Так вот вопрос в том, с кем из этих двух разбойников висящих на Голгофе рядом со Христом, я ассоциирую себя? Я тот, кто ненавидит своих братьев и сестер и все же считает, что я настолько хорош, что могу просить Бога о том, чтобы Он сошел со Креста, т.е. начал Свой Суд? В своем тщеславии и самообольщении я, конечно же, не подумаю о том, что этот суд постигнет меня в той же мере, что и других. Или же я второй разбойник – тот, кто ожидал не суда для других, но жаждал прощения для себя?
Бог религии и Бог первого разбойника, этот Бог, как замечательно подметил Дэвид Бейкер, убивает за недостойное участие в причастии[1]. Но только вот я думаю, что судя по всему Он все же взял выходной и пропустил воскресное богослужение те несколько раз, когда мои мысли в момент Вечери Господней были где-то еще, но не в Теле и в Крови Господа – как же мне еще объяснить факт, что я до сих пор жив? Религия создает людей по образу и подобию «первого разбойника», людей циничных, разбившихся, ничему и никому не верящих, они ненавидят мир религии и ее представителей, но они не лучше их. Они продукт ненависти, которая породила их, с той лишь разницей, что теперь они ненавидят то, что их породило. Итак, их трагедия, трагедия целого поколения в том, что ожидая суда над религией, они не видят, что подвергнутся тому же суду сами.
Христос страдал, но в своих страданиях Он не злословил тех, кто причинили ему страшную физическую и эмоциональную боль. Как же поступаем мы? Меры своих страданий мы чаще всего дополняем мерой страданий другого, а мерной чашей нам служит наша любовь к себе. Не знаю как вам, но мне часто доводилось слышать «ты еще не страдал, ты еще не проходил через то, что прошли мы». Но вот у меня вопрос, а нужно ли? Нужно ли мне идти «крестным путем» кого-то, и не сказано ли мне возьми крест СВОЙ и следуй за мной.
Мы не можем позволить себе такой роскоши как чрезмерное очарование человеком. «Наша вера в доброе начало в человеке не должна закрывать нам глаза на дремлющие в нем демонические силы. Для каждого ясно, что цивилизованные люди могут превратиться в воплощение зла. В одно мгновение лаковый слой социальных норм может исчезнуть и наружу выйдет самое грубое и безобразное в человеке. Созданный "по образу и подобию Божьему", человек может вдруг впасть в неистовство, превратиться в чудовище»[2]. Религиозные люди, времен Христа были прямыми потомками книжника Ездры, чья жизнь и борьба были посвящены искоренению идолопоклонства в Израиле. Каждый из них также начинал свой путь, как когда-то начал его Тарсянин Савла: «обрезанный в восьмой день, из рода Израилева, колена Вениаминова, Еврей от Евреев, по учению фарисей, по ревности - гонитель Церкви Божией, по правде законной – непорочный» (Фил.3:5,6). Вот она величайшая трагедия религиозных людей – думаю, что служат Богу, они превратились в Его гонителей. Здесь не суд – здесь слезы Бога: «И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего» (Лук.19:41-44). И в другом месте мы читаем: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Матф.23:37).


[1]David Baker, 101 cups of water. (Colorado, Colorado Springs: Water Brook Press, 2008), 39
[2]И-Д Соловейчик. УРОКИ ВЫЖИВАНИЯ. http://www.machanaim.org/philosof/solov/sol-pur.htm#s1

Комментариев нет:

Отправить комментарий