понедельник, 31 октября 2011 г.

МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ (глава из книги Исав и Иаков)


МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ
Вдоволь «погостив» у своего дяди, Иаков решает, что пора бы и честь знать. «Иаков сказал Лавану: отпусти меня, и пойду я в свое место, и в свою землю; отдай жен моих и детей моих, за которых я служил тебе, и я пойду, ибо ты знаешь службу мою, какую я служил тебе» (Быт. 30:25-26). Судя по всему Лаван был готов к такому повороту событий, а потому недолго думая, он все же с большим почтением ответил своему зятю: «о, если бы я нашел благоволение пред очами твоими! я примечаю, что за тебя Господь благословил меня. И сказал: назначь себе награду от меня, и я дам» (Быт.30:27,28). Зная Лавана, Иаков в этом месте должен был бы сказать, что-то вроде: «Спасибо за столь щедрое предложение, но для меня наградой было уже само пребывание в вашем доме дядя», и сразу, же после этих слов брать руки в ноги, и со всем своим семейством бежать куда подальше. Но соблазненный неожиданно пробудившейся совестью своего дяди и так ничему, и не научившись за эти четырнадцать лет, Иаков соглашается еще немного задержаться у Лавана – проходит еще шесть лет. Бог благословляет его, в итоге: «И сделался этот человек весьма, весьма богатым, и было у него множество мелкого скота, и рабынь, и рабов, и верблюдов, и ослов» (Быт.30:43). Замечательная картина, но не полная: «И услышал [Иаков] слова сынов Лавановых, которые говорили: Иаков завладел всем, что было у отца нашего, и из имения отца нашего составил все богатство сие. И увидел Иаков лице Лавана, и вот, оно не таково к нему, как было вчера и третьего дня» (Быт.31:1,2). Да, Лаван определенно был не тот человек, который умел радоваться достижениям других. Этот момент истории также чем-то перекликается с историей Саула и его зятя Давида. Помните: «И восклицали игравшие женщины, говоря: Саул победил тысячи, а Давид - десятки тысяч! И Саул сильно огорчился, и неприятно было ему это слово, и он сказал: Давиду дали десятки тысяч, а мне тысячи; ему недостает только царства. И с того дня и потом подозрительно смотрел Саул на Давида» (1Цар.18:7-9)?
Оба отрывка помогают нам увидеть то, что и Лаван и Саул наверное хотели бы спрятать: «увидел Иаков лице Лавана, и вот, оно не таково к нему, как было вчера и третьего дня» и «с того дня и потом подозрительно смотрел Саул на Давида». Всякий раз, читая подобные истории в Библии, я прихожу в трепет от мысли о том, что внутренний характер человека, его мысли, его желания и его страсти не являются такой уж и большой тайной, как бы нам возможно того хотелось. Люди и их характеры, подобны книгам, и, конечно же, только Богу дано читать эти «произведения» без ошибок, но как хорошо описывает нам библейская история, иногда даже человеку дано абсолютно точно узреть написанное на чьем-то лице послание.
Мы можем сказать, что нельзя судить о человеке по отдельным эпизодам, тогда по чем же, позвольте мы можем судить о нем? Вся жизнь человека складывается из подобных эпизодов, и когда наружу вдруг прорывается та часть нашей натуры, которую мы так тщательно скрывали, мы спешим убедить невольных свидетелей нашего досадного преображения в том, что на самом деле мы конечно же не такие. Но вот тут то мы и не правы, мы именно такие, именно эти моменты, когда наше я показывается из под всех благопристойных и общественно приемлемых масок, характеризуют нас. В Библии неслучайно изображаются подобные проявления характера. Заметьте, что нам ничего не говорят о том, каким было лицо Лавана в течении двадцати лет, которые Иаков провел у него. Но нам говорится о том, что внезапно на этом лице произошла перемена, и когда Иаков увидел эту перемену, он настолько впечатлился увиденным, что ушел от Лавана не попрощавшись. Когда Давид увидел подобную перемену на лице Саула, он в точности знал, что она не сулит ему ничего доброго. Видимо то же самое послание прочел и Иаков, теперь он увидел, что за человек был его тесть, и как мало он для него на самом деле значил. Кстати, об этом говорит и сам Лаван, когда настигает Иакова: «И отвечал Лаван и сказал Иакову: дочери - мои дочери; дети - мои дети; скот - мой скот, и все, что ты видишь, это мое: могу ли я что сделать теперь с дочерями моими и с детьми их, которые рождены ими?» (Быт.31:43). Другими словами все то, чем Иаков думал, что он обладает, на самом деле принадлежало Лавану. Лаван был бесстыдным обманщиком, еще более жестким и циничным, чем сам Иаков. Он дал ему дочерей, которых на самом деле ему не отдавал, он позволил Иакову родить детей, растить их и воспитывать, на самом же деле – они были собственностью Лавана, он пас, кормил, поил и заботился о скоте, думая, что это его скот, но это был скот Лавана.
Лаваны живут сегодня. Лаваны живут рядом с нами. И в худшие наши дни Лаван может стать не просто эпизодом в нашей жизни, но проявлением нашей реальной сущности. Лаван играется людьми, Лаван заманивает их в свои сети, Лаван обещает золотые горы, но не даст вам собрать даже золотую пыль. Лаван впечатляет вас своей заботой и бескорыстием, он предлагает вам быть партнером, он обещает обогатить вас. Но в тот день, когда Лаван почувствует, что вы собираетесь уйти от него и стать независимым, выражением его лица изменится, и если вы только сделаете шаг в сторону границ его владений, поверьте, вы может быть и уйдете, но уйдете от него голым, уйдете обворованным, уйдете оставив ему годы своей жизни и плоды своих трудов. Лаван заберет у вас все ваши достижения, все то, что было дорого и свято для вас, потому что все это время он просто использовал вас.
Друзья, Лаваны подстерегают вас и в церкви, они встречают вас, распростерев объятия. Но не обольщайтесь: в гостях у Лавана не бывает ничего безусловного, у его доброты есть объяснение – вы не знаете об этом, но у него на вас свои планы. Подобные Лавану люди не могут не радоваться вам, увидев ваш талант, и еще больше они будут радоваться, если сами вы о своем таланте, пока не знаете. Лаван узрел и понял талант Иакова в разведении скота, еще за долго до того, как Иаков решил открыть свой собственный «бизнес». Именно поэтому он не хотел отпускать от себя Иакова, будь Иаков для него человеком бесполезным, он бы давно указал ему на дверь. Но благодаря Иакову он обогатился. Точно также и в церкви, религиозные Лаваны обаяют вас, чтобы обогатиться за ваш счет, а когда придет время они оставят вас ни с чем, указав на дверь: «дочери - мои дочери; дети - мои дети; скот - мой скот, и все, что ты видишь, это мое». Лаван оставит себе все, что для вас дорого надеясь, что это заставит вас задержаться у него в гостях еще «ненадолго». Лаваны манипулируют на том, что вам дорого. Поэтому будьте внимательны к подобным эпизодическим изменениям в лице и не убеждайте себя в том, что это всего лишь единичное проявление и по нему нельзя судить о человеке, история Лавана как и многие другие истории убеждают нас, что это не так. То, что мы читаем на лице – это лишь отзвук того, что живет у человека в сердце.
Теперь Иакову предстоял не простой выбор – бежать от Лавана, чтобы угодить в руки Исава. И если бы не четкое указание от Бога покинуть дом Лавана, нерешительный и осторожный Иаков вряд ли бы на это отважился. Кстати, нужно сказать, что решение бежать он принимает только после того, как получил одобрение у своих жен.
И послал Иаков, и призвал Рахиль и Лию в поле, к [стаду] мелкого скота своего, и сказал им: я вижу лице отца вашего, что оно ко мне не таково, как было вчера и третьего дня; но Бог отца моего был со мною; вы сами знаете, что я всеми силами служил отцу вашему, а отец ваш обманывал меня и раз десять переменял награду мою; но Бог не попустил ему сделать мне зло. Когда сказал он, что [скот] с крапинами будет тебе в награду, то скот весь родил с крапинами. А когда он сказал: пестрые будут тебе в награду, то скот весь и родил пестрых. И отнял Бог скот у отца вашего и дал мне. Однажды в такое время, когда скот зачинает, я взглянул и увидел во сне, и вот козлы, поднявшиеся на скот, пестрые с крапинами и пятнами. Ангел Божий сказал мне во сне: Иаков! Я сказал: вот я. Он сказал: возведи очи твои и посмотри: все козлы, поднявшиеся на скот, пестрые, с крапинами и с пятнами, ибо Я вижу все, что Лаван делает с тобою; Я Бог [явившийся тебе] в Вефиле, где ты возлил елей на памятник и где ты дал Мне обет; теперь встань, выйди из земли сей и возвратись в землю родины твоей. Рахиль и Лия сказали ему в ответ: есть ли еще нам доля и наследство в доме отца нашего? не за чужих ли он нас почитает? ибо он продал нас и съел даже серебро наше; посему все богатство, которое Бог отнял у отца нашего, есть наше и детей наших; итак делай все, что Бог сказал тебе. (Быт.31:4-16)

Получив одобрение жен, Иаков немедля пускается в очередные бега. Далее все развивается стремительно. «На третий день сказали Лавану, что Иаков ушел. Тогда он взял с собою родственников своих, и гнался за ним семь дней, и догнал его на горе Галаад» (Быт.31:22,23).
Но между бегством и погоней, происходит одно немаловажное событие: «И как Лаван пошел стричь скот свой, то Рахиль похитила идолов, которые были у отца ее» (Быт.31:19). «Иаков же похитил сердце у Лавана Арамеянина, потому что не известил его, что удаляется» (Быт.31:20). Этот стих очень важный в нашей истории. Он говорит о противоречивости человеческой натуры. Очевидно, что Лаван, пользующийся Иаковом, обманывающий Иакова, завидующий и подозревающий Иакова, все же любил его. Это парадокс свойственен большинству людей. Как бы не были испорчены и повреждены своей греховностью, все же абсолютно все люди способны на определенные человеческие эмоции и человеческие чувства. Так и Лаван, несмотря на то, что он пользовался Иаковом в своих интересах, все же, как мы видим из библейского текста, он любил его. Что же эта за любовь?
Библия говорит нам о контрасте между любовью Божьей, любовью духовной способной любить человека на расстоянии и любовью человеческой, любовью душевной, стремящейся подчинить, привязать и поглотить объект своей любви. Любовь Лавана и была такой душевной, всепоглощающей любовью.  

среда, 26 октября 2011 г.

ГЛАВА ОДИНАДЦАТАЯ: ЕГИПЕТ


ГЛАВА ОДИНАДЦАТАЯ
ЕГИПЕТ

Рай, из которого нельзя выйти, превращается в ад
(Автор неизвестен)

Египетское рабство - ничто иное как прототип современной религиозной системы порабощения. Интересно, что рабство было введено в Египте ни кем иным, как Иосифом:
И не было хлеба по всей земле, потому что голод весьма усилился, и изнурены были от голода земля Египетская и земля Ханаанская. Иосиф собрал все серебро, какое было в земле Египетской и в земле Ханаанской, за хлеб, который покупали, и внес Иосиф серебро в дом фараонов. И серебро истощилось в земле Египетской и в земле Ханаанской. Все Египтяне пришли к Иосифу и говорили: дай нам хлеба; зачем нам умирать пред тобою, потому что серебро вышло у нас? Иосиф сказал: пригоняйте скот ваш, и я буду давать вам за скот ваш, если серебро вышло у вас. И пригоняли они к Иосифу скот свой; и давал им Иосиф хлеб за лошадей, и за стада мелкого скота, и за стада крупного скота, и за ослов; и снабжал их хлебом в тот год за весь скот их. И прошел этот год; и пришли к нему на другой год и сказали ему: не скроем от господина нашего, что серебро истощилось и стада скота нашего у господина нашего; ничего не осталось у нас пред господином нашим, кроме тел наших и земель наших; для чего нам погибать в глазах твоих, и нам и землям нашим? купи нас и земли наши за хлеб, и мы с землями нашими будем рабами фараону, а ты дай нам семян, чтобы нам быть живыми и не умереть, и чтобы не опустела земля. И купил Иосиф всю землю Египетскую для фараона, потому что продали Египтяне каждый свое поле, ибо голод одолевал их. И досталась земля фараону. И народ сделал он рабами от одного конца Египта до другого. (Быт.47:13-21)

До поры до времени, пока был жив Иосиф, и пока был жив фараон, который помнил то, что сделал для Египта Иосиф, евреям жилось хорошо, но затем все изменилось, они сделались такими же рабами империи, какими уже были благодаря Иосифу все прочие египтяне (См. Исх. 1:6-12).
Египет представляет собой чуждую для народа Божьего среду – их дом Небо, Земля Обетованная. Египет же был временным пристанищем на их пути. В этом отношении Египет может символизировать ловушку религиозного рабства. Египет был необходим, более того, как определенный этап в жизни Божьего народа он был запланирован Самим Богом. Однако, он никогда не планировался как среда постоянного обитания для Божьего народа. Это был важный и нужный этап, который был и который был должен пройти, но в котором нельзя было оставаться вечно. В какой-то момент мы настолько привыкаем к Египту, что Небо/Земля Обетованная нас уже больше не прельщает – мы хотим вечно жить здесь в нашем коварном и сытом «ныне». Может быть именно в этот момент Бог позволяет придти к власти новому фараону, который забывает о том, что Божий народ – это не его народ. Так чтобы народ Божий востенал к Богу с мольбой о свободе.
Я не знаю, где и как происходит переход от жизни при хорошем фараоне к плохому, но рано или поздно он наступает. Фараон использует людей как винтики в своей системе. Египет – рабство дел. Египет – жизнь не для себя, но во имя фараона. Люди нужны фараону только лишь для того, чтобы оставить после себя «архитектурные памятники»[1]. Фараон не вкладывает в людей, он живет одним желанием оставить после себя память. Никто не вспомнит имя архитектора пирамиды, никто не вспомнит имена рабочих, все будут помнить только имя фараона.
Если вдруг наступит момент вашего прозрения и вы пожелаете уйти от фараона, если вы увидите, что всю свою жизнь вы просто работали на него, работали за ничто. Вы работали «за еду», строя «пирамиды» фараона. Вы придете к фараону с просьбой отпустить вас, будьте уверены в том, что он никогда не отпустит вас. Если фараон имеет над вами хоть какую-то власть и если он понимает это, тогда будьте уверены в том, что фараон сделает все, чтобы ваша жизнь превратилась в сплошной кошмар. И чтобы вы ушли от него ни с чем, обворованным, с чувством того, что свои лучшие годы вы отдали ему, отдали просто так, совершенно бесплатно.
С помощью своих наместников, этих стражей религии – это фарисеи и книжники наших дней и времен Христа –  религиозный фараон выстроил систему своего рабства. Он удерживает в ней всякого захваченного человека. Не случайно Новый Завет столько говорит о рабстве Закона, это и есть Рабство Религии. И точно также как для евреев времен Египетского плена должен был прийти мессия Моисей, также для людей, оказавшихся в рабстве у Религии Закона должен прийти Мессия Христос. Христос освобождает Свой народ из этого рабства.
«Господь ведет людей от рабства к свободе, когда они решаются служить не земному владыке, а Ему самому… Люди, которые понимают, что ничто не должно стоять между ними и властью Бога, как это бывает во время молитвы, только такие люди способны установить Завет, чтобы исполнить Его волю и установить Царство Божье на земле»[2]. Освобождение от религии это полное и последнее освобождение, которое должно произойти в жизни каждого верующего человека. Мы должны устремиться к свободе всей своей силой, и нет ничего такого, что могло бы удержать нас в Египте, как бы дорого для нас это не было. Фараон прекрасно понимает, что оставлять нажитое, привычное будет тяжело, поэтому он будет вас шантажировать: уйдешь – потеряешь все! Так было со мной. Но сегодня читатель, как бы мне не было тяжело, оглядываясь назад я хочу сказать – это того стоило. Мой фараон хотел убить меня, забрав моих учеников: «хочешь убить раввина, забери у него учеников», - моему фараону этот принцип был известен. Однако, лишив меня кафедры преподавателя, мне тем самым подарили аудиторию читателя – я начал писать, так как я никогда не писал раньше.
Поэтому еще и еще раз я призываю вас победить страх перед фараоном. Я знаю, потребуется все ваше мужество. Возможно, нужно будет приготовиться к большим переменам, испытаниям, трудностям, годам хождения по пустыне. Но оно того стоит, потому что впереди нас ждет что-то несравненно лучшее, чем сытое рабство фараона. Нас ждет свобода и независимость Земли Обетованной.


[1]«И поставили над ним начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими работами. И он построил фараону Пифом и Раамсес, города для запасов» (Исх.1:11).
[2]Мартин Бубер, Гог и Магог. Пер. с немецк. Е. Шварц: - СПб.: ООО «МОДЕРН», 2002. – С. 197.

воскресенье, 23 октября 2011 г.

из письма к другу


Можно чувствовать себя бесконечно одиноко, даже находясь в самом центре миллионного города. Можно не видеть человеческих лиц даже тогда, когда мимо снуют толпы людей. Приходит тот момент, когда даже окружение собственной семьи не дает того тепла, которого так жаждешь. Чувствуешь, что рядом нет ни одной души, кто бы смог понять и помочь. Все это происходит тогда, когда Бог ведет через пустыню.
Идти через пустыню не может быть легко, когда идешь через пустыню, духовная жажда мучит не менее сильно, как и в те моменты жизни, когда мы испытываем жажду физическую. Духовное отчаяние растет с каждым новым бессильным шагом, движения не имеет смысла, мы не видим выхода, куда бы мы ни пошли; а глаза, куда бы ни устремился наш взгляд, видят одно и тоже – бескрайняя пустошь простирается от горизонта, до горизонта.
В пустыне нас оставляют все, друзья перестают понимать и даже члены собственной семьи не могут утешить, как бы сильно они не старались. Но самое страшное, что в пустыне мы не видим и Бога. Разумом понимаешь, что Он здесь – рядом, но сердцем по-прежнему чувствуешь одиночество и пустоту. Отчаяние нарастает, а наши вопли и рыдания раздаются все чаще, мы становимся, все более и более ранимыми и впечатлительными, потому что пустыня, это тот кризис в нашей жизни, в котором обнажаются все наши чувства.
В пустыне нам важно увидеть себя, увидеть именно в тот момент, когда мы обнажены и на поверхности показывается наше истинное я. Именно в этот момент и начинает происходить исцеление.

пятница, 14 октября 2011 г.

О СТРАШНОМ И ТРАГИЧНОМ

  
О СТРАШНОМ И ТРАГИЧНОМ
Слова Христа на кресте «Отче! прости им, ибо не знают, что делают» (Лук. 23:34) эхом отзываются через всю историю религии и свидетельствуют о ее величайшей трагедии– она убивает Бога, делая это во Имя Его. С тех пор и до ныне величайшие религиозные злодеяния совершались по тем же мотивам: во Имя Бога!
В этой части книги пришло время сказать о скорби, о великой скорби Бога, распятого Своими почитателями и «защитниками» на Голгофском кресте. Его чувства переданы только одним из Евангелистов, но мне кажется, эти чувства так необходимо увидеть и прочувствовать всем нам, людям «прозревшим» к религии, (т.е. увидевшим  больше того, чем нам было положено), чтобы не скатиться к гневу, мятежу, расколам и братоубийственной ненависти.
Религия приносит своим последователям столько боли, что становится удивительно просто – скатится в цинизм и неверие одного из распятых рядом со Христом разбойников, и требуется больших усилий и мужества – не только разделить позицию второго казненного разбойника, но и увидеть себя в нем.
Вели с Ним на смерть и двух злодеев. И когда пришли на место, называемое Лобное, там распяли Его и злодеев, одного по правую, а другого по левую сторону. Иисус же говорил: Отче! прости им, ибо не знают, что делают. И делили одежды Его, бросая жребий. И стоял народ и смотрел. Насмехались же вместе с ними и начальники, говоря: других спасал; пусть спасет Себя Самого, если Он Христос, избранный Божий. Также и воины ругались над Ним, подходя и поднося Ему уксус и говоря: если Ты Царь Иудейский, спаси Себя Самого. И была над Ним надпись, написанная словами греческими, римскими и еврейскими: Сей есть Царь Иудейский. Один из повешенных злодеев злословил Его и говорил: если Ты Христос, спаси Себя и нас. Другой же, напротив, унимал его и говорил: или ты не боишься Бога, когда и сам осужден на то же? и мы [осуждены] справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли, а Он ничего худого не сделал. И сказал Иисусу: помяни меня, Господи, когда приидешь в Царствие Твое! И сказал ему Иисус: истинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю (Лук.23:32-43).

В этой истории много прекрасного несмотря на всю ее боль и трагичность. На мой взгляд, ее подлинное чудо – в признании своей вины человеком обреченным на смерть. Похожая история рассказана в основанном на книге католической монахини, сестры Хелен Преджан художественном фильме «Мертвец идет». Мэтью Понселет – прообраз Элмо-Патрика Сонье из бесед Сестры Хелен Преджан – жестокий и циничный убийца, приговорён к смертной казни, которого Сестра Хелен пытается безуспешно спасти от неизбежно надвигающейся смертной казни. Когда апелляция отменена, Хелен провожает его до места казни, где в последние минуты жизни Мэтью сознается в содеянном и раскаивается. Точно также как и в истории рассказанной евангелистом Лукой его признание ничего не меняло в его земной жизни, но он его сделал. Наступает момент, когда преступник больше не ожидает помилования и принимает свою смерть, как справедливое воздаяние; теперь его больше волнует вопрос прощения его вины теми людьми, кому своим преступлением он причинил боль и страдания.
Также и раскаявшийся разбойник не требовал от Христа, сошествия со креста и не надеялся на то, что Он поможет ему избежать справедливое наказание. Будучи разбойником, он знал, что получил по заслугам, в то время как Христос был распят безвинно, также об этом знал и его подельник, и все же разница между их знанием была колоссальной. Знание одного было циничным и жестоким, он давно перестал верить в добро и на добро больше не надеялся. Подобный типаж ненавидит весь мир и самого себя, ничего ни от кого не ждет и никому уже больше не верит. И все же во всем этом, в своем призрении к миру и Богу, он зрит себя лучшим и более достойным. Второй разбойник, в преддверии смерти переживает обращение, но происходит это только потому, что внутренне он еще был способен к тому, чтобы видеть свою вину и свои злодеяния, а не только всего мира обращенного в этот миг против него.
Можно много говорить о триумфе Христа на кресте, но сейчас меня, пожалуй, сильнее всего впечатляет именно Его способность видеть трагедию за злодеянием. Если в процессе Его земной жизни и можно было отметить гнев, обращенный против слепоты и глухоты религии, то теперь в момент агонии и величайшей боли, которую она Ему принесла, мы видим какую скорбь и сожалении Он переживает в отношении распявших Его людей: «прости им, ибо не знают, что делают».
Кто из нас, осуждающих религию за ее злодеяния, способен на это? И какова будет моя роль в этой истории? Я – определенно не Христос, безвинно распятый и поруганный религией. Но тогда может быть я – разбойник распятый рядом с ним?
Здесь мне придется сделать отступление, чтобы предотвратить гнев искушенных библейских исследователей столь вольным толкованием этой истории. Я прекрасно понимаю, что между распятыми за криминальные преступления разбойниками, и нами, замученными религией «праведниками» нет ничего общего. Или же, все-таки, что-то есть?
Сегодня стало модным костить религию, ее ругают все, но ругают ее, как правило, с позиции первого разбойника, а его позиция не намного лучше позиции тех, кого он осуждает. По сути, бог религии, это тот же бог, что и бог первого разбойника – тот же самый бог, только с другого конца. Это бог не любви, а бог суда и ненависти. Сегодня стало модным требовать Божьего Суда, Дня Господня, но мы забываем о том, что сказал в отношении этого дня пророк: «Горе желающим дня Господня! для чего вам этот день Господень? он тьма, а не свет,… Разве день Господень не мрак, а свет? он тьма, и нет в нем сияния» (Ам.5:18,20). Призывая распятого Бога сойти со креста и навести «порядок», мы забываем о том, что суду подвергнемся и мы сами. Так вот вопрос в том, с кем из этих двух разбойников висящих на Голгофе рядом со Христом, я ассоциирую себя? Я тот, кто ненавидит своих братьев и сестер и все же считает, что я настолько хорош, что могу просить Бога о том, чтобы Он сошел со Креста, т.е. начал Свой Суд? В своем тщеславии и самообольщении я, конечно же, не подумаю о том, что этот суд постигнет меня в той же мере, что и других. Или же я второй разбойник – тот, кто ожидал не суда для других, но жаждал прощения для себя?
Бог религии и Бог первого разбойника, этот Бог, как замечательно подметил Дэвид Бейкер, убивает за недостойное участие в причастии[1]. Но только вот я думаю, что судя по всему Он все же взял выходной и пропустил воскресное богослужение те несколько раз, когда мои мысли в момент Вечери Господней были где-то еще, но не в Теле и в Крови Господа – как же мне еще объяснить факт, что я до сих пор жив? Религия создает людей по образу и подобию «первого разбойника», людей циничных, разбившихся, ничему и никому не верящих, они ненавидят мир религии и ее представителей, но они не лучше их. Они продукт ненависти, которая породила их, с той лишь разницей, что теперь они ненавидят то, что их породило. Итак, их трагедия, трагедия целого поколения в том, что ожидая суда над религией, они не видят, что подвергнутся тому же суду сами.
Христос страдал, но в своих страданиях Он не злословил тех, кто причинили ему страшную физическую и эмоциональную боль. Как же поступаем мы? Меры своих страданий мы чаще всего дополняем мерой страданий другого, а мерной чашей нам служит наша любовь к себе. Не знаю как вам, но мне часто доводилось слышать «ты еще не страдал, ты еще не проходил через то, что прошли мы». Но вот у меня вопрос, а нужно ли? Нужно ли мне идти «крестным путем» кого-то, и не сказано ли мне возьми крест СВОЙ и следуй за мной.
Мы не можем позволить себе такой роскоши как чрезмерное очарование человеком. «Наша вера в доброе начало в человеке не должна закрывать нам глаза на дремлющие в нем демонические силы. Для каждого ясно, что цивилизованные люди могут превратиться в воплощение зла. В одно мгновение лаковый слой социальных норм может исчезнуть и наружу выйдет самое грубое и безобразное в человеке. Созданный "по образу и подобию Божьему", человек может вдруг впасть в неистовство, превратиться в чудовище»[2]. Религиозные люди, времен Христа были прямыми потомками книжника Ездры, чья жизнь и борьба были посвящены искоренению идолопоклонства в Израиле. Каждый из них также начинал свой путь, как когда-то начал его Тарсянин Савла: «обрезанный в восьмой день, из рода Израилева, колена Вениаминова, Еврей от Евреев, по учению фарисей, по ревности - гонитель Церкви Божией, по правде законной – непорочный» (Фил.3:5,6). Вот она величайшая трагедия религиозных людей – думаю, что служат Богу, они превратились в Его гонителей. Здесь не суд – здесь слезы Бога: «И когда приблизился к городу, то, смотря на него, заплакал о нем и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего» (Лук.19:41-44). И в другом месте мы читаем: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Матф.23:37).


[1]David Baker, 101 cups of water. (Colorado, Colorado Springs: Water Brook Press, 2008), 39
[2]И-Д Соловейчик. УРОКИ ВЫЖИВАНИЯ. http://www.machanaim.org/philosof/solov/sol-pur.htm#s1

понедельник, 10 октября 2011 г.

ИИСУС – ПУТЬ ПОЗНАНИЯ БОГА


ИИСУС – ПУТЬ ПОЗНАНИЯ БОГА
Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много. А если бы не так, Я сказал бы вам: Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я. А куда Я иду, вы знаете, и путь знаете. Фома сказал Ему: Господи! не знаем, куда идешь; и как можем знать путь? Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня. Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего. И отныне знаете Его и видели Его. (Иоан.14:1-7)

Иисус провозгласил, что Он есть Путь познания Бога. Тот, кто знает Его, знает и путь к Богу. Тот, кто встает на этот Путь – находит Бога. Апостол Иоанн пишет: «Знаем также, что Сын Божий пришел и дал нам свет и разум, да познаем Бога истинного и да будем в истинном Сыне Его Иисусе Христе. Сей есть истинный Бог и жизнь вечная» (1Иоан.5:20). По сути, Иисус Христос – это ответ на несколько тысячелетий ожидания человека, чтобы познать Бога. Бог посылает в мир Своего Сына: «посмотрим, сумеете ли вы Меня узнать?!» Что тут много говорить… мы провалили этот экзамен. Почему же люди не узнали Своего Бога? Почему Иисус был отвержен и распят?
Лежащим на поверхности объяснением отвержения Христа является провозглашение Им Своего мессианства и Божьего сыновства, однако при более тщательном рассмотрении, очевидно, что это не являлось основной причиной, хотя, безусловно, и было предлогом. Христос был отвержен религией из-за своего отрицания созданной ей ценностей. Слова Христа, записанные Иоанном свидетельствуют об этом. «Вас мир не может ненавидеть, а Меня ненавидит, потому что Я свидетельствую о нем, что дела его злы» (Иоанна 7:7) А слова, записанные десятью главами позже свидетельствует о том, что мир возненавидел не только Христа, но и Его последователей. «Я передал им слово Твое; и мир возненавидел их, потому что они не от мира, как и Я не от мира. Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла. Они не от мира, как и Я не от мира» (Иоанна 17: 14-16). Важно увидеть, что мир, отвергший Христа – это не языческий мир людей незнающих Бога, нет, как мы уже неоднократно повторяли – Христа отвергли именно люди религиозные. Ведь путь к Богу, предлагаемый Христом сводил на нет существующую иерархию власти и ее посреднические услуги. И наконец, путь этот отличался такой радикальностью и категоричностью, что его последователи автоматически попадали в разряд фанатиков-сектантов, которым нет места в мире «нормального».

Пренебрежение ценностями
Религия не может простить Христу пренебрежение ее ценностями, она не может допустить того, чтобы ее интересы и ценности были предпочтены чему-то более ультимативному. Когда происходит подобная переориентация интересов, тогда  построенный религией исключительно на слепом повиновении порядок становится под угрозу. Христос предложил своим последователям новую систему ценностей. Это не было отвержением того, что было дано Богом ранее, нет, скорее это можно сравнить с новым прочтением старого послания. Только на этот раз Сам Автор сошел к читателю, и прочитал уже известное произведение со всеми его интонациями, оттенками, ударениями. Теперь уже ни у кого не возникало сомнений, что же это может значить или как это можно было бы истолковать. Никакого истолкования не требовалось, потому что Он Сам и был передаваемым Текстом. Ни у кого не возникало сомнений в том, что именно Он хочет от тех, к кому Он обращался. Вся Его жизнь была одним непрерывным вызовом самодовольству тех, кто считал, что он уже и так неплохо со всем справляется.
Собрались к Нему фарисеи и некоторые из книжников, пришедшие из Иерусалима, и, увидев некоторых из учеников Его, евших хлеб нечистыми, то есть неумытыми, руками, укоряли. Ибо фарисеи и все Иудеи, держась предания старцев, не едят, не умыв тщательно рук; и, [придя] с торга, не едят не омывшись. Есть и многое другое, чего они приняли держаться: наблюдать омовение чаш, кружек, котлов и скамей. Потом спрашивают Его фарисеи и книжники: зачем ученики Твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми руками едят хлеб? Он сказал им в ответ: хорошо пророчествовал о вас, лицемерах, Исаия, как написано: люди сии чтут Меня устами, сердце же их далеко отстоит от Меня, но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим. Ибо вы, оставив заповедь Божию, держитесь предания человеческого, омовения кружек и чаш, и делаете многое другое, сему подобное. И сказал им: хорошо ли, [что] вы отменяете заповедь Божию, чтобы соблюсти свое предание? Ибо Моисей сказал: почитай отца своего и мать свою; и: злословящий отца или мать смертью да умрет. А вы говорите: кто скажет отцу или матери: корван, то есть дар [Богу] то, чем бы ты от меня пользовался, тому вы уже попускаете ничего не делать для отца своего или матери своей, устраняя слово Божие преданием вашим, которое вы установили; и делаете многое сему подобное. (Мар.7:1-13)

Религия тяжело переваривает подобные послания, поэтому чаще всего она их попросту отвергает. Представляете, что за удар был нанесен им в тот день, когда фактически одним своим коротким выступлением Христос перечеркнул все то, что было в их жизни важного? Ведь, не случайно они обратили Его внимание на то, что не делали ученики – они с этим делом очень хорошо справлялись! Мы всегда стараемся обратить внимание на то, что у нас получается хорошо и не очень любим говорить о том, что у нас получается плохо. Итак, фарисеи и книжники были довольны собой, они десятилетиями следили за собой и за тем, чтобы исполнить ритуальный закон и даже больше того, что он требовал от них, доводя, таким образом, свою внешнюю жизнь до совершенства. А за тем появляется человек, который утверждает, что все, что было в их жизни важного и ценного, оказывается совсем неважно и неценно, и даже более того, Он говорит, что ВСЕ, что было для них дорого, в глазах Бога ничего не стоит. Догадываетесь, каково было им такое услышать? Они считали, что своей жизнью они угождают Богу, и вот теперь, человек, которого все вокруг почитают за величайшего из пророков, говорит им, что с точки зрения Бога, они – лицемеры.

Упразднение человеческого посредничества
В центре религии всегда находились «предания старцев», некий человеческий авторитет, некий человеческий опыт, т.е. религии нужен был посредник. Теперь же появляется Тот, Кто говорит о том, что институт посредничества упраздняется, так как существует только один посредник: «Ибо един Бог, един и посредник между Богом и человеками, человек Христос Иисус» (1Тим.2:5). Вы представляете, что должны почувствовать все те люди, которых Иисус одним махом оставил без «работы»?
Как следствие, они провели собрание оргкомитета своего профсоюза[1], а затем устроили демонстрацию перед правительством[2], требуя жестоко наказать возмутителя, задумавшего оставить их без куска хлеба и любимого занятия.

Радикальность и категоричность
Современное христианство во многом потеряло ту радикальность, которой отличалась жизнь ранней церкви. Христос не оставлял Своим потенциальным последователям возможности не делать выбор – они должны были именно выбирать. Христа не устраивали зрители – Он пришел в этот мир, чтобы Его примеру следовали. «Желание восхищаться Христом, вместо того чтобы следовать за ним, изобретено не злыми людьми; скорее, оно присуще тем, кто мягкотело желал бы находиться на безопасной дистанции от Иисуса»[3]. Уникальный характер Евангелий в том, что там мы практически не найдем истолкований или комментариев – перед нами просто изображен путь жизнь Иисуса. Таким образом, модель Христа предельно ясна, но как пишет Шейн Клейборн:
 мы, христиане, - скопище жуликов, которые все затемняют. Мы делаем вид, что неспособны ничего понять, потому что прекрасно отдаем себе отчет в том, что как только это поймем, нам придется действовать соответствующим образом. Возьмите любые слова из Нового Завета и забудьте обо всем прочем, кроме одного: что мы обязаны их исполнять. Бог мой, скажете вы, если я так поступлю, это разрушит всю мою жизнь. Как я буду жить в этом мире? В этом и заключается подлинное «изучение христианства». Такое изучение представляет собой ужасающее изобретение церкви, которая стремится защитить себя от Библии и внушить нам, что мы можем быть добрыми христианами, не принимая Библию слишком всерьез. О, бесценная наука, что бы мы без тебя делали? Страшно впасть в руки живого Бога. И даже страшно просто остаться наедине с Новым Заветом[4].

Другими словами в какой-то момент мы перестали следовать Пути, вместо этого, мы стали изучать Путь, мы сделали Его своей философией. Мы не остановились здесь и из церкви, живой общины верных, мы создали социальный институт. Но мы не остановились и здесь, отделив Христа от данных им ценностей, мы создали культуру, в центре которой мы поместили человека. Но и этого нам было мало – из Его страданий и на Его Крови мы построили бизнес.


[1]«Тогда первосвященники и фарисеи собрали совет и говорили: что нам делать? Этот Человек много чудес творит. Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут Римляне и овладеют и местом нашим и народом. Один же из них, некто Каиафа, будучи на тот год первосвященником, сказал им: вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб» (Иоан.11:47-50).
[2]См. Лук.23
[3]Søren Kierkegaard, Provacations: Spiritual Writings of Kierkegaard, ed. Charles E. Moore (Farmington, PA: Plough, 2002), 86. Процитировано Шейн Клейборн. Путь: как жить по-христиански сегодня, реально изменяя жизнь к лучшему; [пер. с англ. М. Завалова]. – Москва: «Эксмо», 2010. – С. 208.
[4]Søren Kierkegaard, Provacations: Spiritual Writings of Kierkegaard, ed. Charles E. Moore (Farmington, PA: Plough, 2002), 201. Процитировано Шейн Клейборн. Путь: как жить по-христиански сегодня, реально изменяя жизнь к лучшему; [пер. с англ. М. Завалова]. – Москва: «Эксмо», 2010. – С. 62.