вторник, 20 апреля 2010 г.

"В чем проблема отечественного протестантизма?" Алесь Дубровский

В чем проблема отечественного протестантизма?

В № 4 газеты «Мирт» за 2007 год была опубликована статья А. Суховского «Протестантизм и русская культура». Автор поднял чрезвычайно важную проблему, но предложил на удивление упрощенное решение. Оказывается, главная проблема – в антиэстетизме. «С церковной кафедры произносятся слова, исполненные глубокого смысла, но лишенные всякого изящества», – пишет А. Суховский. Признание отечественных протестантов в антиэстетизме не ново. И признаемся мы в этом без всякого стеснения. Более того, в этом даже видится некая Позиция – с большой буквы. О, если бы только в этом была наша проблема! Антиэстетизмом (несколько в ином смысле) «страдали» и русские футуристы, что не помешало им самим «стать классикой».
Увы, проблема глубже. Я не русский баптист, а белорусский пятидесятник, на что прошу сделать определенную скидку, но большой разницы в данном случае нет. Так случилось, что я имел возможность наблюдать те проблемы, о которых буду говорить, изнутри и весьма близко. Слава Богу, на свою церковь я не обижен и очень благодарен Господу, что Он меня в нее привел 14 лет назад. Уже после этого я получил два высших образования – светское и богословское, ученую степень кандидата филологических наук и звание доцента. Мой пастор – бывший водитель автокрана, но я мало видел столь же интеллигентных и мудрых людей, как он. Однако, кроме своей поместной церкви, мне пришлось понаблюдать более широкий протестантский контекст, если можно так выразиться. И вот к каким выводам я пришел.
Официальный отечественный протестантизм страдает более чем антиэстетизмом – он страдает антиинтеллектуализмом. Сам разум объявляется нашими евангельскими христианами чем-то подозрительным. По сути, дошло даже до того, что не просто наука и искусство стали ненужными и нежелательными явлениями для отечественной протестантской идеологии – ненужным оказалось богословие! Я видел закрытие дневного отделения Теологического института Союза ХВЕ в Республике Беларусь – закрытие за ненадобностью! Все же прочие формы богословского образования в крупнейшей протестантской конфессии Беларуси были доведены до плачевного состояния. И это сделали не какие-то недоброжелатели – это делалось собственными руками. Отечественные евангельские епископы в принципе превратно понимают сущность богословия. Для них это вовсе не комплекс сложных высокоразвитых наук, а просто церковная догматика, раз и навсегда данная и неприкосновенная. Конфессиональное руководство элементарно боится богословского образования (я работал в этой сфере и все видел воочию).
Откуда же берется антиинтеллектуализм отечественных протестантов? И здесь мы сталкиваемся с самой болезненной проблемой. Корень проблемы – в глубинной конфессиональной идеологии, в самой богословской ориентации. Фундаменталистский консерватизм наших протестантских объединений – это священная корова. На страницах евангельских изданий – самых прогрессивных – можно обсуждать вопросы культуры (о, эта пресловутая культура!), этики (хотя, как эти вопросы обсуждаются – отдельный разговор), даже политики (но тут между Россией и Беларусью есть существенные различия), а вот обсуждать генеральную линию принятого типа богословствования нельзя: это запретная тема. Что такое фундаментализм – вопрос объемный, и, честно говоря, я с трудом представляю форму и саму возможность обсуждения этой темы даже на страницах «Мирта». Выскажу только несколько мыслей.
Евангелистский фундаментализм как зеницу ока охраняет традиционную догматику и ничего так не боится, как любого вторжения в эту область. Но ведь единственная возможная форма этого охранительства – по принципу страуса, прячущего голову в песок. Нельзя изучить современную библеистику, прочитать и понять классиков современного богословия и при этом остаться фундаменталистом. Остаться можно только в том случае, если не прочитать или не понять. Вспомним Т. Куна: представитель старой парадигмы в принципе не понимает представителя новой. Понять – значит самому измениться. А ведь здесь мы имеем дело именно с парадигмальным сломом. Догматический традиционализм прячет голову в песок перед лицом современного мира. Антиинтеллектуализм – это спасение для такого мышления. Но это погибель для подлинной христианской миссии. Ибо миссионерская Церковь стремится быть понятой современниками (А. Суховский говорит золотые слова об адекватности времени).
У нас есть коронный аргумент в пользу нашего богословского традиционализма: «Но ведь именно традиционализм, фундаментализм, является последим оплотом нравственности». Вот и А. Суховский утверждает, что отечественный протестантизм является носителем высочайших этических ценностей. А не много ли комплиментов мы себе делаем? Может, нужно просто оглянуться и убедиться в том, что в евангельских церквах такие же люди, как и везде? Да, здесь осуждается пьянство, разводы и прочие морально неприглядные явления. Но не превратилось ли наше понимание этики в набор довольно простых штампов? С тем же успехом, с которым на словах проповедуется внешняя нравственная чистота, на практике демонстрируется ханжество, фарисейство, осуждение ближнего и т.д. Наша конфессиональная высокоморальность – миф, который мы сами создали и в который сами уверовали. Подлинная христианская этика отнюдь не привязана к фундаменталистской богословской парадигме.
Вернусь к тому, с чего начал. Эстетизм и антиэстетизм… В иных конфессиях можно за внешним благолепием спрятать внутреннюю пустоту. В протестантизме ни за чем не спрячешься. В иных конфессиях можно удерживать паству страхом, ибо «нет спасения вне единой апостольской непогрешимой…» В подлинном протестантизме и это невозможно (я не говорю о церквах, возомнивших себя единственными истинными представителями христианства и оперирующих фразами, недопустимыми в настоящей евангельской церкви). Но отнюдь не из-за антиэстетизма интеллигенция сегодня действительно уходит из евангельских церквей. Скажу поразительную вещь, но подлинный мотив совсем иной: людям просто жалко времени. Люди, жизнь которых «по долгу службы» заполнена смыслами, приходя в церковь, жаждут Высших Смыслов. А встречают приевшиеся штампы. Изящество проповеди – самая последняя проблема. Нелогично сокрушаться о форме, когда само содержание – в плачевном состоянии. И никаким образованием, и никакой эстетикой эту проблему не решить. И наоборот: отсутствие диплома – не помеха для понимания того, что не заключается истина Божья в слепом следовании догматической традиции. Один бывший водитель автокрана это понял с легкостью, а некоторые доктора богословия, носители епископского сана, проявляют чудеса непонимания.

Алесь ДУБРОВСКИЙ,
Минск

Комментариев нет:

Отправить комментарий