суббота, 9 октября 2010 г.

Почему иногда приходится причинить боль тем, кого мы любим…

«Он же, обратившись, сказал Петру: отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Матф.16:23). Наверное, эти слова являют собой пример того, что нам меньше всего хотелось бы услышать из уст своего лучшего друга. Но Христос сказал Своему другу и ближайшему ученику Петру именно это – и сделал это резко, можно сказать даже грубо и абсолютно безапелляционно. Евангелия не говорят и полслова о чувствах и реакции Петра, но думаю, что я на его месте просто бы разрыдался. Наверное, внутри Петр мог бы подумать: «Я пытаюсь помочь, я же люблю Его, я говорю так, потому что не хочу Его терять, а в ответ слышу лишь обидное и резкое «отойди от Меня сатана»! А потом еще и «Ты мне соблазн!», - как будто бы я желаю Ему чего-то плохого?!! Как Он может так говорить ведь я готов за него пойти на смерть («хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя» (Матф. 26:35))! Ну, неужели нельзя было по-другому, неужели нельзя было сказать все нормально и поговорить со мной по-человечески?» И действительно, неужели по-другому было нельзя?!!
До недавнего времени, я не особенно понимал это место, а теперь кажется очень хорошо понимаю... Петр вряд ли догадывался о тех внутренних борениях, которые в том момент переживал Христос, он вряд ли догадывался, какой ценой давалось Ему это решение, позже мы читаем о Его молитве в Гефсиманском саду: «И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю» (Лук.22:44). Петр вряд ли догадывался, что своими словами Он высказал то, за что долгое время цеплялся Сам Иисус: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия». Петр не подозревал, что Своими словами он снова будил шаткую надежду на то, что может быть существовал другой путь, но Христос уже давно понимал – другого пути просто не было. Христос говорит резкое и обидное, потому что для Него Самого это было вопросом борьбы, вопросом искушения – Ему не хотелось умирать, не хотелось оставлять тех, кого Он любил, не хотелось покидать и этого строптивого и горячего Петра. Он говорит Петру, однако кажется, что грубые слова на самом деле нужно было больше услышать Самому Христу, кажется что Он гневается на Петра, однако, возможно, что гнев был обращен на едва замеченную в Себе Самом слабость – часто именно так мы сжигаем последние мосты к отступлению. Если не быть резким, если не быть категоричным в тот момент, когда пойти на компромисс нам предлагается тот, кем мы дорожим и кого мы любим, можно и в самом деле просто не устоять, можно просто поддаться искушению и отступить. Но в этот момент Христос боролся не только за Свое решение, не только за выполнение Своего предназначения – на кону была судьба всего человечества, на кону была судьба самого Петра. Но разве Петр мог знать, что резкость и даже где-то грубость Христа были проявлены ради самого же Петра?!!
Иногда, у нас просто не будет ни сил, ни возможности объяснить свой поступок, свои слова или свое решение. Может быть просто потому, что, начав говорить и пытаясь объясниться, не всегда будет просто устоять в принятом решении. Однако пройдет время и подобно Петру те, кого мы огорчили, возможно, больно ранили, смогут увидеть и понять причину, почему мы так сделали.

Комментариев нет:

Отправить комментарий