четверг, 10 ноября 2011 г.

Пенуэл ( набросок главы из книги "Исав и Иаков")


ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ
ПЕНУЭЛ
Пенуэл – это не просто место встречи Иакова с Богом, Пенуэл – это и то место, где Иаков встречается с самим собой – эта встреча меняет его. В этом месте человек сжигает последние мосты со своим прошлым, здесь он отказывается от своего старого я, говоря новозаветным языком, здесь он умирает для себя.
Иаков умирает для попыток самостоятельно устраивать свою жизнь. С этого момента и далее его жизнь будет идти в полной зависимости от Бога. В этом месте мы оставляем часть себя, возможно, ту часть, которую мы любили, которая была дорога для нас, но которой нет места в будущем, которое приготовил для нас Господь.
Пенуэл – это место нашей самой темной ночи и нашей боли. Иаков идет в этой ночи через боль, и его хромота на утро – свидетельство о той боли, через которую он прошел. Он хромает, потому что он оставил в Пенуэле часть себя, он оставил там свою опору, свои амбиции, он оставил то, что было для него дорого, и к чему он шел всю свою жизнь. Он оставил то, что стояло между ним и Богом. Еще в материнской утробе Иаков соперничал со своим братом – это соперничество определило его дальнейшую жизнь, но фактически оно лишило его жизни. Иаков не жил, он боролся со своим братом, он без конца конкурировал и соперничал с ним, он постоянно пытался что-то доказать ему, а это тяжело назвать жизнью. Соперничество с Исавом давно стало частью Иакова, но с этой частью нужно было расстаться, с таким багажом он не мог стать Израилем.
Это невозможно сделать без борьбы. Это невозможно сделать без мук, без страданий. Чаще всего то, что стоит между нами и Богом имеет для нас столь особое значение, что мы своей жизни не представляем без этого.
Когда я рассуждаю над этой частью истории Иакова я вспоминаю историю гения математики Джона Форбса Нэша, лауреата Нобелевской премии по экономике, рассказанную в фильме «Игры разума», где роль главного героя столь восхитительно исполнил Рассел Кроу. История начинается с ранних лет молодого гения Джона Нэша. У него начинает развиваться параноидальная шизофрения, сопровождающаяся галлюцинациями, и прогрессирует до тех пор, пока не ставит под удар его работу и отношения с женой и друзьями. Огромная часть его жизни – несуществующие персонажи и иллюзии, которые не просто реальны для Нэша, но и дороги для него. Однако, в какой-то момент Неш прозревает и осознает, что часть его жизни носит иллюзорный характер, но его трагедия в том, что он любит и не представляет свою жизнь без того иллюзорного мира, который как он понимает – на самом деле не существует. Наиболее трагический момент истории – его обращение к наиболее дорогой для него галлюцинации его единственному другу и соседу по колледжу: «Я люблю тебя, но я больше никогда не подойду и не заговорю с тобой». Какая трагедия любить и в то же время отказать себе в общении с тем, кого ты любишь! Нэш делает тяжелейший выбор, без которого у него не будет возможности вернуться к нормальной жизни. Когда его номинировали на получение нобелевской премии, представители комитета по вручению награды приехали к нему, чтобы убедиться в том, что он достаточно адекватен, чтобы предстать перед публикой во время церемонии награждения. Когда представитель комитета поинтересовался состоянием его здоровья, Нэш улыбнувшись, спросил: Вы имеете ввиду, продолжаю ли я видеть свои галлюцинации? Да, я их продолжаю видеть. – Как же вы с этим живете, - спросил представитель. – Я научился не обращать на них внимание, - ответил Неш. Нам не избавиться от наших искушений, нам не избавиться от того, что закрывает от нас Бога, но мы можем научиться перестать реагировать на эти раздражители. Мы можем принять решение не давать им в нашей жизни то место, которое принадлежит только лишь Богу.
Пенуел – страшное место, тяжелое место. Его вряд ли можно назвать местом радости, это место боли и место принятия раздирающих сердце решений.
Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку - домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто не берет креста своего и следует за Мною, тот не достоин Меня. (Матф.10:34-38)

Пенуел – это разделительная полоса между старой и новой жизнью. Это место умирания и боли. Это место, в котором мы принимаем решение, будем ли мы достойны Бога, Который привел нас сюда. А Бог неизбежно рано или поздно приводит нас в это место. И мне кажется, что мы приходим сюда не единожды.
Как я уже сказал, Пенуел – место непростых решений, а потому это место боли, где мы лишаемся части себя, мы лишаемся дорогих отношений, привычных убеждений, обкатанных годами моделей поведения. Все для того, чтобы оказаться достойным Его. Вопрос, прозвучавший к Иакову в Пенуеле звучит сегодня и к нам: Насколько ты хочешь Божьих благословений? Насколько ты хочешь Меня? На что ты готов пойти ради Меня? Что ты готов оставить для этого? Что ты готов изменить в себе?
Пенуэл – это то место, к которому невозможно подготовится и его посещение невозможно запланировать. Иаков оказался в нем спустя двадцать лет после начала своего бегства от себя и от Бога. Но он оказался там не когда он решил, что пора или что он готов, он оказывается в этом месте, когда Бог решает, что пора поставить его перед выбором. Иаков, как и любой другой человек – это человек в пути, а потому его характер – это развивающийся характер[1]. Он меняется и из молодого человека, позволяющим другим манипулировать его жизнью Иаков превращается в зрелого патриарха, борющегося с Богом за обретение своей целостности.
Синодальный текст: «И сказал: отныне имя тебе будет не Иаков, а Израиль, ибо ты боролся с Богом, и человеков одолевать будешь» (Быт.32:28). Большинство английских версий предлагает другую концовку стиха «… ибо ты боролся с Богом и человеками и одолел». Что подтверждается и греческим текстом Септуагинты:
ei=pen de. auvtw/| ouv klhqh,setai e;ti to. o;noma, sou Iakwb avlla. Israhl e;stai to. o;noma, sou o[ti evni,scusaj meta. qeou/ kai. meta. avnqrw,pwn dunato,j (Genesis 32:29)
и Ивритом:
yKiÞ ^êm.vidA[ rmEïa'yEbqo[]y: alrm,aYO©w:  WTT Genesis 32:29
: ~yviÞn"a]-~[iw> ~yhi²l{a/-~[i t'yrIôf'-yKi( lae_r"f.yI-~ai

Одолел – перевод используемый большинством английских переводов. Но, как отмечает Рав Артур Васков, еврейское слово yacholti означает «ты был способен», «ты справился». Что является более точным переводом для того, кто боролся с Богом и ушел в боли, оставшись на всю жизнь хромым[2]. Хромота Иакова будет напоминать ему, что в борьбе Пенуэла он потерял часть себя. Эхо той борьбы, которую вел Иаков, опираясь на свои силы и способности, всегда будет отзываться болью при ходьбе Иакова. Всякий раз, когда он будет ступать на свою ногу, он будет вспоминать о том, что его опора – не он сам, а всемогущий Бог.
Боль потери себя отзывается в новозаветном призыве Христа «отрубить руку» или «вырвать глаз», оставить все то, что мешает нам двигаться навстречу Богу. Движение за Богом в этом смысле – не только радость, но и боль. Каждый кусок оторвавшейся от духа плоти сопровождается душевной болью и мукой, и тем кто по-настоящему пытается идти за Христом, путь этот вряд ли покажется увеселительной прогулкой.


[1]See. “From Raging Wrestle to Godwrestle: Jacob & Esau” by Rabbi Arthur Waskow. http://www.theshalomcenter.org/node/708
Cf. Yairah Amit, Reading Biblical Narratives. Literary Criticism and the Hebrew Bible. (Minneapolis: Fortress Press, 2001), 73.
[2]См. “From Raging Wrestle to Godwrestle: Jacob & Esau” by Rabbi Arthur Waskow. http://www.theshalomcenter.org/node/708



Комментариев нет:

Отправить комментарий